Новость на Newsland: Мир погружается в торговые войны

США против Китая, Европа против США: мир погружается в торговые войны. Представляет ли это опасность для нашего благосостояния?

Барак Обама в настоящее время создает как раз в Вашингтоне новое ведомство. Оно будет называться Центр по контролю за соблюдением правил торговли (Trade Enforcement Center), и в его функции будет входить оказание помощи в работе американских компаний в разных частях мира. Если их деловые партнеры будут действовать против американских интересов, то сотрудники ведомства должны будут забить тревогу, а президент обязан будет срочно предпринять ответные меры. Уже сейчас американские экспортеры страдают от «несправедливых условий», считает Обама.

На самом деле давно уже не существовало так много разногласий между занимающимися торговлей государствами. Как раз в конце прошлой недели американский уполномоченный по вопросам торговли во Всемирной торговой организации (ВТО) Рон Керк (Ron Kirk) выступил с протестом: Европейский Союз, несмотря на многочисленные жалобы и решения разных инстанций, продолжает предоставлять субвенции авиастроительной фирме Airbus. Созданный в Вашингтоне комитет по расследованию должен уже подумать о возможном введении санкций.

А перед этим, в середине марта, Соединенные Штаты, Евросоюз и Япония выступили вместе в ВТО и обвинили Китай в том, что эта страна ограничивает экспорт некоторых важных сырьевых материалов (редкоземельных металлов). Кроме того, китайцы по демпинговым ценам продают слишком большое количество солнечных установок – к такому выводу пришли американцы и ввели штрафные пошлины на изготовленные в Китае солнечные коллекторы.

У политиков и торговых стратегов во всем мире произошел поворот в сознании. Вновь начинается заигрывание с протекционизмом. Возникают жалобы то на слишком большой экспорт, то на слишком незначительный его объем. Кто-то недоволен несправедливо предоставляемыми субвенциями, а кого-то не устраивают затрудняющие конкуренцию налоги. Основания при этом приводятся самые разные, однако сохраняется отчетливый тренд: в мире ведутся споры по поводу торговли, и ситуация в этой области продолжает накаляться.

Пару недель назад руководители таких крупнейших европейских авиационных предприятий как Airbus, Lufthansa, MTU Aero Engines и Air Berlin предупредили о возможности наступления эры «более серьезных торговых конфликтов». Возникают новые торговые войны, и эти фирмы оказываются между двумя линиями фронта: после того как Евросоюз решил заставить зарубежные авиакомпании выплачивать экологический сбор, Китай, Россия и еще 24 страны пригрозили введением ответных мер. Пекин уже начал думать об аннулировании большого заказа на самолеты A-380, тогда как Россия обсуждает вопрос о отзыве лицензий на право пролета, взлета и посадки для европейских авиакомпаний.

Если в какой-нибудь важной стране разгорается предвыборная борьба, то она обязательно затрагивает вопросы торговли. Во Франции Николя Саркози потребовал принятия программы «покупай только европейское» (Acheter Européen), а в Соединенных Штатах Барак Обама во время посещения одного автомобильного завода заявил: «Мне ничего не нравится из того, что там (в Китае) производится и затем здесь продается. Вещи должны производиться здесь, а продаваться там». Если все это сложить, то, по мнению Рольфа Лангхаммера (Rolf Langhammer) из Института мировой экономики в Киле, получится «очень крепкий отравленный коктейль».

Эксперты по торговле действующего в Англии и в Швейцарии исследовательского центра Global Trade Alert пришли к следующему выводу: в 2012 году было принято в три раза больше мер по защите рынков, чем по их либерализации. Передовые позиции в области принятия ограничительных мер в торговле занимают как раз становящиеся все более сильными страны с развивающейся экономикой. Аргентина занимает первое место со 192 новыми правилами по ограничению импорта, затем следует Россия с примерно 172 правилами. Не менее активны в этой области Китай и Бразилия.

К числу ограничительных мер относятся простые пошлины, квотирование и запрет ввоза, а также субвенции для местной промышленности и детальные правила в области безопасности и производства, которые легко могут выполнить местные предприятия, тогда как иностранные способны это сделать только с очень большим трудом. Иногда такого рода меры принимаются целенаправленно против конкурентов из богатого мира: Аргентина, например, приняла специально к 30-летней годовщине войны на Фольклендах особые ограничения для товаров из Великобритании.

Еще десяток лет назад подобное поведение подверглось бы всеобщему осуждению. В то время мир был почти един, и все считали, что более свободно организованная торговля полезна всем. И чем ее больше, чем лучше. Сразу после терактов 11 сентября 2001 года подобного рода суждения воспринимались даже как рецепт для улучшения мира. Как знак надежды и как стимул для достижения более высокого уровня благосостояния было воспринято начало переговоров в прибрежном городе Катара Дохе относительного нового соглашения о свободной торговле. Пошлины по всем мире должны и дальше снижаться, а торговые барьеры следует убрать - как происходило всегда на подобного рода торговых форумах, однако на этот раз на столе переговоров оказались торговые барьеры совершенно иного рода.

Это была амбициозная мечта – в первую очередь бедные страны должны иметь более легкий доступ на рынки богатых стран. Европейский Союз и Соединенные Штаты должны сократить размеры своих сельскохозяйственных субвенций для того, чтобы производители из африканских стран получили возможность продавать на них свои товары. Природоохранные и социальные стандарты следует включать в тексты подписываемых договоров. Авторские права в средствах массовой информации и программное обеспечение должны лучше охраняться. Охрана прав в области инноваций и производства новых медицинских препаратов должна совершенствоваться, но так, чтобы это не закрывало доступ бедным людям к лекарствам. Справедливые правила для всех – такова была провозглашенная цель. Никто не должен быть поставлен в невыгодные условия, а очень бедным странам следует даже предоставить преимущества.

А что сегодня? Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон в начале этого года во время встречи мировой элиты в Давосе открыто высказал свое мнение: процесс переговоров в Дохе (Доха-раунды) уже нельзя спасти. В ближайшее время человечество не будет заключать никаких новых глобальных торговых соглашений.

Слишком много вопросов, слишком много влиятельных актеров: Бразилия, Индия и Китай стали крупными экономическими державами и хотят получить для себя более предпочтительные условия, чем раньше. Что касается старых индустриальных стран, то они борются с финансовым кризисом, а также с растущей безработицей и вряд ли готовы к компромиссам. Тем самым они подтверждают подозрения развивающихся государств, который считают, что Запад никогда серьезно не рассматривал возможность предоставления доступа на свои рынки более бедным государствам.

Но возникает вопрос: действительно ли провал переговоров в Дохе является столь страшным? Ведь мировая торговля, тем не менее, продолжает процветать. В разные части мира доставляется все большее товаров по морю и по воздуху, и торговля через границы государств осуществляется, как и раньше. Только в прошлом году произошло увеличение на 5%, и пока нет никаких серьезных прогнозов относительного возможности изменения существующей тенденции.

Застрявшие переговоры и новые торговые конфликты? Возможно, от них нельзя избавиться, и будут иметь место каждодневные баталии, но, тем не менее, контейнерновозы продолжают свое движение. По новым правилам и по новым маршрутам. Это просто не вписывается в рамки старого мира, в котором была придумана ВТО, а также ее предшественница.

После окончания Второй мировой войны и до начала 70-х годов мировая торговля почти исключительно определялась горсткой крупных индустриальных держав, в число которых входили Соединенные Штаты, Германия, а позднее к ним присоединилась еще и Япония. С Юга поставлялись пряности, хлопок, каучук и железная руда, но торговля шинами и автомобилями, моторами и станками определялась Севером.

Однако уже в 1990 году мир стал выглядеть иначе. Государства-тигры из Восточной Азии смогли пробиться в группу ведущих торговых государств. В 2010 году мир еще больше изменился: теперь уже Китай занял как экспортер второе место – вслед за Соединенными Штатами. А на пространстве от Бразилии до Южной Африки появились старые партнеры с новыми мускулами.

Долой торговые ограничения! – таков был старый подход. Однако это было лишь одной из причин резкого увеличения объемов мировой торговли. Столь же важным был прогресс в области транспортной техники, в том числе установок по перевалке грузов в морских портах и аэропортах. Новые разработки в области компьютерной и коммуникационной техники, а также новые методы в области управления позволили все более эффективно проводить планирование в области ресурсов и производства на всех континентах, во всех часовых поясах и культурных пространствах.

В результате появились – если говорить образным языков – конвейеры, опоясывающие весь мир. Транспортные расходы не играли уже никакой роли, и поэтому предприятия разбивали производство на очень мелкие звенья. В результате каждый производственный цикл стал осуществляться там, где это было дешевле или лучше всего сделать. «Сделано в мире» (Made in the world) называет этот вариант глава ВТО Паскаль Лами (Pascal Lamy).

Это история может показаться привлекательной, но она слишком упрощена. В начале года Международный валютный фонд (МВФ) в Вашингтоне опубликовал исследование о меняющихся моделях торговли в мире. Его выводы ставят под сомнение некоторые старые представления. Не только международные концерны решают, что в определенном месте земного шара будет производиться. Поставщики этих концернов имеют свои собственные представления и осуществляют свою производственную деятельность в других местах, а также закупают по собственному усмотрению сырье за границей. И если посмотреть с этой точки зрения, то мир уже не представляется таким плоским и лишенным какой бы то ни было географии, исторических или культурных предпочтений. Скорее наоборот: «Экспансия мировой торговли проходила вместе с растущей региональной концентрацией», - подчеркивают эксперты МВФ.

Торговля между большими региональными блоками – Азия со своими крупными экономическими центрами в лице Китая и Японии , Европа, Соединенные Штаты и их соседи на севере и на юге – в последние десятилетия не продемонстрировала какого-то впечатляющего роста. Ее доля в мировом процессе образования вновь созданной стоимости и в 1980 году и в 2009 году составила ровно 12%.

Однако в прямом смысле слова взрывной характер носило развитие торговли внутри этих регионов. Сначала Япония и азиатские государства-тиргы перенесли многие из своих производств в Китай, а затем уже Китай стал переводить предприятия во Вьетнам и в соседние восточноазиатские страны, но и в этот период поставщики оставили под своим контролем увеличивавшиеся участки вновь создаваемой стоимости. Они производили очень сложные товары, для чего требовалась более прогрессивная техника и более высокая квалификация сотрудников.

Одна вещь оказалась при этом не такой, как ее обычно представляли. Развитые, преимущественно региональные торговые и производственные отношения оказались на удивление устойчивыми – это было верно даже в том случае, когда голые цифры свидетельствовали об обратном - например, когда обменные курсы или стоимость рабочей силы свидетельствовали о необходимости перенесения производства в другое место.

Торговые отношения между странами с развивающейся экономикой также являются стабильными, прежде всего в том случае, если речь идет о соседних государствах. Оказалось, что крупнейшие виртуальные конвейеры в мире на самом деле опоясали не всю планету, а в большинстве случаев только отдельные ее части.

Экономический тренд подкрепляется политическими соображениями. Переговоры о новых раундах обсуждения в рамках ВТО закончились ничем, и сторонники протекционизма сыграли при этом главную роль - тем не менее стали вновь входить в моду договоры о свободной торговле другого типа. Страны с развивающейся экономикой, а также развивающиеся государства Азии и Латинской Америки с 2004 года заключили в общей сложности 13 региональных соглашений о свободной торговле. И это процесс продолжается: российский президент Владимир Путин (так в тексте – прим. перев.) недавно предложил бывшим советским республикам создать «Евразийский Союз».

Кроме того, в течение многих лет заключались торговые договоры между странами и регионами – например, между Соединенными Штатами и Марокко или между Евросоюзом и Южной Кореей. И в данном случае речь идет о региональных договорах, которые в настоящее время существенным образом воздействуют на мировую торговлю.

Все это противоречит идеалам Всемирной торговой организации. «Мы тем самым делим на части мировую экономику», - предупреждает известный эксперт в области торговли из расположенного в Нью-Йорке Колумбийского университета Ягдиш Бхагвати (Jagdish Bhagwati).

Этот человек, стоявший у истоков создания ВТО, утверждает, что есть большое различие между заключением договора на мировом уровне и между парой отдельных государств. Подписавшие его страны будут в таком случае иметь дело с меньшим количеством барьеров в отношениях между собой, но все остальные будут находиться в относительно менее выгодном положении. Это уводит торговлю в сторону произвола, и в конечном итоге все человечество вынуждено будет мириться с понижением уровня благосостояния.

Хуже всего, если такие дефицитные товары как нефть или медь будут продаваться только на основе политических соображений, а не там, где они, исходя из рыночной логики, могут быть использованы самым эффективным образом. Но и обладающий боевым характером Бхагвати вынужден мириться с современными процессами: «Настоящие многосторонние варианты сегодня не рассматриваются. Сможем ли мы вернуться к этому вопросу в будущем? Никто не может дать ответа на этот вопрос».

Такие сторонники старого торгового мира как Бхагвати проявляют беспокойство по еще одному поводу. Они опасаются того, что официально объявленные провалившимися переговоры в Дохе могут поставить под вопрос существование самой Всемирной торговой организации. Но если пострадает ВТО, то она утратит свою функцию международной арбитражной инстанции при решении торговых споров, что может вызвать большое количество проблем – в том числе за пределами торговой политики. Если из игры будут выведены работающие в Женеве профессиональные третейские судьи, то в таком случае торговые споры будут обостряться значительно быстрее. Еще и поэтому некоторые эксперты считают чрезвычайно опасными для будущего мировой торговли новый спор между Китаем и Америкой, противоречия между компаниями Boeing и Airbus, а также конфликт между Аргентиной и Великобританией.

Многие активные сторонники старой системы находятся не в Соединенных Штатах и не в Европе, а в развивающихся странах, которые продолжают оставаться очень бедными. Там никто никаких иллюзий не строит. В этих странах понимают, что ВТО и ее раунды по вопросам мировой торговли уже давно проходят под диктовку богатых государств. Но именно в этих странах люди осознают, что без их участия зависимость от старых и новых индустриальных государств только усилится.

Многие африканские страны столкнулись с этим в недавнем прошлом в ходе переговоров с Евросоюзом, когда речь шла о двусторонних соглашениях.

Так называемые партнерские соглашения Евросоюза заставляют африканцев снижать пошлины, в том числе и на сельскохозяйственным товары. Не далее как в феврале бывший президент Танзании Бенджамин Мкапа (Benjamin Mkapa) предупредил о том, что подобного рода договоры разрушают местные рынки. Расположенный в Женеве Институт помощи развивающимся странам (South Center) в конце 2011 года пришел к выводу о том, что заключенные с Европой соглашения «принесли больше вреда, чем пользы» африканским странам. Европейцы требуют снижения пошлин, но сами при этом не отказываются от значительных и препятствующих развитию конкуренции субвенций, направляемых на поддержку своего сельского хозяйства.

Соединенные Штаты в этом отношении не лучше Европы. Вот уже много лет так называемая группа Cotton-4 – африканские производители хлопка - Бенин, Мали, Буркина Фасо и Чад - безуспешно пытаются бороться с несправедливыми субвенциями американцев, предоставляемыми собственным производителям.

Представитель Танзании в ВТО Чарльз Муталемва (Charles Mutalemwa) и сожалением говорит об утрате старого порядка, и он считает, что в многосторонних переговорах содержится большой потенциал для его страны. В целом можно сказать, что в Женеве относятся более справедливо к самым бедным. Однако в этом отношении новый мир торговли почти не отличается от старого: таких людей как Муталемва никто не слушает. Представители самых бедных стран никогда еще не имели не имели возможности на что-то повлиять.